Давай поговорим по душам.

 

Давай поговорим по душам.
Зачем?
Ну, я всегда люблю говорить по душам.
Особенно, когда всё хорошо.
Правда, после этого иногда становится не очень хорошо, но… я люблю рисковать.
Особенно, когда чувствую, что это необходимо.
Особенно, когда мне кажется, что над «i» не хватает точек.

Ты знаешь меня.
Ты знаешь, кто я, ты знаешь, какая я.
Ты знаешь меня лучше, пожалуй, многих, ты изучал меня.
В некоторых вопрос ты знаешь меня даже лучше, чем знаю себя я сама.
Поэтому… давай поговорим по душам?
Я не знаю, на самом деле, что я значу для тебя. Не знаю, насколько я тебе дорога, на что ты готов пойти, ради меня. Но то, что между нами было (хотя, по сути, по голой сути, между нами мало что было), выводит наши отношения на новый уровень. Это почти официально делает то, что между нами происходит, отношениями, и… здесь я встаю в тупик. 
Какой-то умник однажды сказал «В душе людей, которые во всеуслышание объявляют себя циникамии, прячется неисправимый романтик». Кажется… это была я… не суть. Этот умник был чертовски прав.
Я ведь нежная и романтичная в душе. 
Хотя и скрываю это, хотя и не очень усердно.
Впрочем, ты знаешь.
Ты всё знаешь.
Ты проницательный, правда?
К чему я всё это говорю… не знаю. Не хочу, чтобы всё это превращалось в бред, но видимо, суждено.
Ты мне небезразличен.
Очень и очень небезразличен.
Небезразличнее многих, если не всех, кто когда-то ступал по моей жизни.
Твои шаги не оставляют в ней глубоких следов, но отдаются долгим эхом.
Я повторюсь, я не знаю, что я значу для тебя.
Но когда ты поворачиваешься ко мне и, ехидно глядя сверху вниз, саркастично произносишь «Маленькое ехидное существо», мне хочется потянуться к тебе, коснувшись пальцами этой ухмылки и поцеловать эти чертовы уворачивающиеся губы.
Почему же ты так не любишь целоваться...
Знаешь… За сегодняшний вечер (особенно ту часть, где мы плыли по озеру на раздолбанном скрипучем катамаране), смысл нашего разговора сводился к одной скептической фразе: «нихуя не романтично и вообще со стороны романтичнее смотрится», но… Я ничего не знаю, но это был один из самых романтичных вечеров в моей жизни. Несмотря на холод, темноту, туман, скрип пирса под бортом и бултыхание винта. Жаль, что сидения там были так неудобно расположены — если бы я сидела рядом, было бы куда теплее и, возможно, ты не избежал бы романтического поцелуя. Впрочем, ты в конце концов не избежишь его.
О чём я говорю…
Я не знаю, правильно ли я поступаю, говоря всё это, и тем более, выкладывая это на всеобщее обозрение… Скорее всего ты меня потом осудишь.
Но у меня нет любимого дневника, и мне пока некуда выливать то, что я чувствую.
Но давай поговорим по душам, раз уж настало время.
Когда ты спишь рядом, я не могу уснуть. Я хочу гладить твоё лицо с закрытыми глазами, ворошить твои жесткие «когда-ты-уже-пострижешься» волосы, целовать твои идеально выбритые щёки. Я хочу закинуть на тебя ногу и лежать, разглядывая тебя, и ещё я хочу, чтобы ты об этом знал. Знал и не спал, так же, как и я.
Нам вряд ли удастся часто высыпаться вместе.
Я подарила тебе котёнка и знаешь, иногда я ревную.
Но на тебя невозможно обижаться. Даже когда я демонстративно отворачиваюсь, обзывая тебя эгоистом, ты ведь знаешь, я притворяюсь.

И да, я ведь обещала написать ваниль, главным героем которой будешь ты.
Ты знал, на что идёшь.
Ты знаешь, кто я.
Но ты никогда не узнаешь, как я отношусь к тебе.
Если не спросишь.

Я тоже хотела бы узнать, что я для тебя, в полной мере узнать...
Но я никогда не спрошу.

И мы так и будем встречаться, гулять по парку, не держась за руки (потому что это же ванильно), и говорить на отвлеченные темы вроде психологии и философии.
Пока не поговорим по душам.
Каждый раз, возвращаясь домой, я обещаю себе, что в следующий раз, когда мы встретимся, я посажу тебя посреди матраса, сяду на тебя верхом, и либо заняшкаю до смерти, либо мы всё-таки поговорим по душам.
Потому что моя душа открыта для тебя.
Ты свободно вхож в неё, ты, как заядлый посетитель, знаешь все её закоулки и вдоль и поперек исколесил её главные улицы.
И я почему-то совершенно точно уверена, что ты не оставишь в ней таких глубоких борозд, сочащихся кровью, как другие.
Хотя мне будет больно, если ты уйдешь.
Очень.
Поэтому, я не хочу, чтобы ты уходил.
И, пусть это кажется бредом маленького несмышленного ребенка, патетичным и до костей ванильным, но… давай поговорим по душам?

Обсудить у себя 3
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: